Суббота, 21.10.2017, 13:09
Шалом, Гость | RSS
Главная | Наша Библиотека | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [95]
Пастор Сергей [0]
Пастор христианской пресвитерианской (реформатской) церкви. Образование имею светское - бакалавр религиоведения, и духовное бакалавр теологии. Продолжил обучение и закончил магистерский курс в пресвитерианской академии "Завет", но диссертацию писать не стал, поэтому остался бакалавром.
Мини-чат
Форма входа
Реклама

Поиск
Статистика
Rambler's Top100 Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Мои статьи

Итак, по плодам их - узнаете их.
«Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные» (Матф.7:15).

     Однажды большое овечье стадо решило выбрать себе пастыря, который надзирал бы за ними, водил на  сочные пажити и оберегал бы от опасностей. По своему складу характера овцы были приветливы и тихи, хотя немного  глуповаты и наивны. Понимая это, они  решили найти пастуха на стороне, так как в своей среде достойного кандидата  не было. Вскоре ближайшие березы были обклеены листовками, которые сообщали об открывшейся вакансии на должность пастуха. Откликнулось много желающих. От такого большого наплыва претендентов - овцы терялись. Человека с собакой,  который носил в своей сумке: «Библию», трёхтомник «Наставление в  христианской вере» Жана Кальвина и «Каноны Дортского Синода», они отвергли сразу. По единодушному мнению стада он был «шибко грамотный». В своей предвыборной программе пуританин обещал закрыть корчму, где проводили своё свободное время бараны, а овцам имел намерение уменьшить глубину декольте, снять серьги с ушей и запретить покрывать красным лаком копыта. Кроме того, его собака часто лаяла на овец отбившихся от стада и не допускала никаких ночных прогулок по тёмному лесу с бородатыми козлами.

     Другие кандидаты тоже не внушали доверия овцам. Татуировка на лапе медведя: «Не забуду мать родную» не предвещала ничего доброго. Не находя нужной кандидатуры, овцы  уже приуныли, как вдруг перед их затуманенным взором предстал крупный волк. Это был очень хитрый волк. Он не появился перед овцами в своём естественном, истинном обличии, но облачился в шкуру убитой накануне им овцы. Волк торжественно вышел на кафедру, перед общим собранием стада. Выпив из стакана глоток воды, елейным голосом начал свою речь:
      «О, мои возлюбленные братья и сёстры! Вы видите, что я из стада, как и вы. Я тоже родился в хлеву на соломе. И моё сердце настолько открыто к вам, что из любви к вашему чудному обществу я позволю вам всё. Вы будете совершенно свободны в своих действиях. Я не буду относить списки нашего стада крокодилу. К тому же, я приготовил для вас отличный лужок с чистым родником. Я построю для ваших ягнят качели и отремонтирую крышу в овчарне. Мы станем жить одной дружной семьёй и наслаждаться общением друг с другом. Вы уже сейчас можете получить бесплатные очки и предвыборную программу с моим экслибрисом у секретаря. Я ваш друг, товарищ и брат!».

     Услышав такие обещания, овцы очень обрадовались. Под белой  шкурой каракуля они не разглядели чёрных лап и серого хвоста. Обещания волка их вполне устраивали, и они решили поставить вопрос на голосование. Когда счётная комиссия подвела итоги, то оказалось, что небольшая часть стада всё же была против. Может, они стояли ближе остальных и сумели разглядеть волчий хвост и лапы, а может,  им не понравился хорошо поставленный голос. Остальные овцы очень удивились тому, что в их коллективе оказались несогласные. Сам же волк внутренне разозлился, но внешне не подал виду, а только проговорил всё тем же елейным голосом:
     - Мы живём с вами в демократическом обществе и по Уставу стада имеем право свободного выбора. Но   я хотел бы поговорить с теми, кто не поддержал меня и узнать мои недостатки и ошибки. Ведь мы  должны прислушиваться к оппонентам. Со стороны всегда виднее. Но только у меня к вам будет одна маленькая просьба. Всех я не смогу принять сразу. Пусть оппозиция приходит ко мне по одному в кабинет, который расположен вон за тем бугорком.

     Овцы ещё больше обрадовались, увидев, какой откровенный и нелицемерный новый пастырь. Матерый волк в овечьей шкуре ещё больше вырос в их глазах. Даже те из овец, которые не были согласны, похвалили такое благоразумное решение и с пакетом предложений по благоустройству овчарни поодиночке потянулись к нему, за бугор.
     Вскоре овцы заметили странные вещи. Приходившая на приём к пастору – демократу овца, обратно никогда уже не возвращалась. Впрочем, овечье стадо было настолько велико, что исчезновение нескольких десятков овец никто и не заметил. Обворожительная речь и безукоризненный внешний вид, комплименты и изысканные манеры  волка обольстили разум овечек. Они ничего уже не видели, кроме радужной картинки зелёного пастбища, которая стояла перед их глазами. Вскоре несогласных овец в стаде не осталось, а сильно растолстевший волк в овечьей шкуре приехал из-за бугра на «Мерседесе» последней модели с видеокамерой на плече. После вторичного голосования волк был избран единогласно.

     Прошло немного времени и обнаружилось, что предвыборные обещания волка в жизнь не воплощены, а остались лишь на бумаге протоколов встреч с избирателями. Вместо сочных пажитей, волк привёл овец на каменистый пустырь, где кроме чахлой травы и больших валунов ничего не было. Несмотря на то, что периодически волк с кафедры вешал овцам "лапшу на уши": «Запад нам поможет» или «Скоро придёт гуманитарка», они стали худеть, а стадо потихоньку таяло. К тому же, вместо обещанной свободы этот пустырь оказался обыкновенной резервацией, ограждённой колючей проволокой. Овцам запретили общаться с подругами из другого стада и читать независимые газеты. Из-за страха порвать шкуру они даже не предпринимали попыток покинуть стадо. Самые мужественные из них порой прорывались сквозь колючее заграждение и красные флажки, политые бензином, своей грудью прокладывая дорогу другим для побега, но прикормленные козлы - наёмники быстро обнаруживали брешь и немедленно закрывали её ещё более густой проволокой. Поскольку побеги участились, то по периметру пустыря были установлены смотровые вышки с круглосуточной охраной, и покинуть стадо становилось всё трудней.  Пастухам соседних отар волк заблаговременно послал циркулярные письма с просьбой: «Не принимать беглецов и возвращать их назад».

А все недовольные,  сразу же вызывались на  доверительную беседу  за бугор на Овечий Совет. Теперь уже овцы знали точно, что после «братской» волчьей беседы,  никто не возвратится назад. Поэтому они перестали выдвигать свои предложения и протесты. Подсознательно овцы чувствовали, что это опасно для их жизни. Однажды они все же решились написать коллективное письмо в Канцелярию центрального аппарата управления животноводством, но через месяц из Центра в офис волка пришла отписка с резолюцией: «Разобраться и принять меры».

     Раз в год волк отчитывался на годовом отчётном собрании и демонстрировал на большом экране в овчарне слайды с изображением посещения им больных овец. После этого спектакля он спрашивал электорат: «Довольны ли вы моей работой, дорогие овцы?» Стадо хором отвечало: «Довольны!» и оценивало работу пастуха за отчётный период с оценкой: «Хорошо». А сам волк жирел день ото дня. Он продал своё бывшее логово и построил  двухэтажный дом с бассейном в саду и солярием на крыше, волчиху отправил на египетский курорт, а подросших волчат послал учиться в университет за дальний бугор.  Периодически он навещал своих волчат - студентов и попутно  клянчил у эмигрантов – овец и баранов «капусту», якобы для  ягнят – сирот и на строительство новых кошар. Вскоре овечья шкура стала тесна и, убедившись в полной покорности своих подданных, волк, наконец - то, сбросил с себя овечью шкуру и стал ходить среди стада в своём истинном обличии. Из его нагрудного кармана выглядывал красный билет волчьей партии, а на крыше личного «Мерседеса» появился полицейский «маячок». Теперь волк мог игнорировать запрещающий сигнал светофора, пренебрегать требованиями дорожных знаков и парковать лимузин в запрещенном месте. Но овцы продолжали испытывать к волку и страх и любовь, хотя в настоящей любви страха нет.

     Так и живёт это вырождающееся овечье стадо на голом пустыре с пастырем-волком. Вот только овцы изменились настолько, что  не узнаешь в них прежде добродушных и приветливых овец. У них закончилось «духовное детство», они заматерели и многому научились от своего серого пастуха за годы его правления стадом. К их прежнему духовному невежеству прибавилась ещё и агрессивность. Поэтому овцы существуют по принципу: «Моя кошара с краю». А волк очень доволен своим  положением и вряд ли захочет изменить его. Соперники - изгнаны, недовольные – съедены, переярки (возмужавшие волчата) – лапоположены. Оппозиции нет. Никого, достойнее его, овцы уже не видят.   А за колючей изгородью всё ещё стоит человек с собакой и сумкой на плече и зовёт запуганных овец на злачные пажити и к водам тихим. Но, к сожалению, его тревожный голос мало кто слышит, слишком уж зависимы овцы от своего серого пастыря.

 

Прислал брат Г. из Австралии.

Категория: Мои статьи | Добавил: odchurch-antipa (07.02.2011)
Просмотров: 722 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017