Суббота, 21.10.2017, 13:11
Шалом, Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Мини-чат
Форма входа
Реклама
...
Календарь новостей
«  Февраль 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728
Поиск
Друзья сайта
Статистика
Rambler's Top100 Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2014 » Февраль » 7 » Победители тоже плачут.
Победители тоже плачут.
22:46

                                       Победители тоже плачут.                

 

      При коммунистическом режиме выехать за пределы СССР, если ты не сотрудник Посольства или не чиновник зарубежного Торгового Представительства, можно было двумя способами. Наиболее комфортный вариант, это когда на запястья диссидента, борца за свободу слова, надевали наручники, усаживали между двумя сотрудниками КГБ в салон самолёта «Ту -104» и доставляли в США в аэропорт имени Кеннеди. Второй вариант менее комфортен, зато более надёжен на предмет возвращения домой.

 

    Молодого советского юношу по повестке военкомата призывали в армию, купали в бане, стригли наголо и выдавали военное обмундирование. После нахождения в карантине вручали автомат Калашникова  и в торжественной обстановке на плацу приводили к присяге. Опытные инструкторы  обучали мальчишек военному искусству, и после сдачи экзаменов отправляли в некоторые Европейские страны помогать братьям по оружию, защищать социалистические завоевания от империалистического супостата. Старцу Антипе Божье Провидение определило второй вариант. В железнодорожном  вагоне для перевозки скота за пять суток  молодое пополнение доставили в  сосновые леса Мекленбуржья социалистической Германии.

 

       О том,  что я делал там тайно, стыдно говорить вслух.  Когда  сидя на завалинке и греясь на солнышке, я вспоминаю свою молодость, то лёгкий румянец покрывает старческие щёки. Некоторые мои армейские  выходки вполне конкретно обозначены в Дисциплинарном Уставе Вооружённых Сил СССР. Иными словами, мирный дедушка, в молодости был обыкновенным воришкой. Во время службы в разведывательном батальоне в рядах Советской Армии, я вместо того, чтобы охранять вверенное мне имущество, похищал материальные ценности.  Сорок лет назад, глубокой ночью, неся службу по охране военного объекта, продовольственного склада под Ростоком, я, как всегда, был сильно голоден. Внимательно осматривая складские помещения поста, обнаружил открытое окно. Внутри, за металлической решёткой, были сложены штабелем картонные коробки. Верхняя коробка была открыта. Я протянул руку через металлические прутья и нащупал в коробке консервную банку. При свете фонаря прочитал название консервы: <Сардины в томате>. Тут же, на посту, (что категорически запрещалось Уставом караульной службы СА)  вскрыл банку штыком от автомата и съел 200 граммов сардин и выпил 40 граммов томатного сока. Я до сих не возместил стоимость нанесённого ущерба  (0.78 копеек, советскими деньгами) Генеральному Казначею Вооружённых Сил СССР, потому что не знаю нынешнего адреса этого финансового учреждения.


     Иногда, по ночам, мне снится Германия. Нет, не Берлин. И даже не красавица Эльба. Старцу снится солдатская кухня и запах жареного мяса. Голод - не тётка. Как писал в своей книге «Освободитель» Виктор Суворов: «Солдат Советской Армии кормят хуже, чем любых других солдат в мире». Три года  службы в экспедиционном корпусе  Советской Армии меня сопровождало постоянное чувство голода. 1 095 дней нас кормили щами с кислой капустой и перловой кашей приготовленной на комбижире, от которого была изжога. Иногда повар приготовлял макароны по-флотски. И это был маленький праздник. Риса за три года не видели ни разу  в солдатской алюминиевой миске.  Котлеты предлагали два раза в год на великие государственные Праздники -1 мая и 7 ноября. А так хотелось свежих овощей и фруктов. Морковь воровали на овощном складе, а за яблоками ходили  ночью, после отбоя, на немецкое заброшенное кладбище, расположенное на удалении нескольких  километров от воинской части. Обжорство полузелеными яблоками не проходило для нас бесследно. Солдатский желудок чутко реагировал на «инородную» пищу. Живот вздувался, как щёки у самца лягушки во время брачного периода и начинался жуткий метеоризм. Старшина роты по запаху у коек вычислял  дезертиров за яблоками и отправлял на принудительные работы драить гальюн.

 

       После долгой зимы от недостатка витаминов начиналось весеннее головокружение. Офицерский состав жил при воинской  части и некоторые семьи имели небольшие участки земли, на которых они выращивали овощи. Это был великий соблазн, пройти мимо неогороженной грядки зелёного лука, чтобы не сорвать несколько зеленых стрелок.  Когда я появлялся в солдатской столовой с пучком зеленого  лука в руке, меня встречали, как героя Шипки.  «Старик – дембель»  мелко измельчал лук перочинным  ножом  и поровну насыпал в миску каждому солдату, не взирая на год службы. В летние месяцы, раз в неделю, грузовик доставлял на свинарник воинской части отходы с плодоовощной немецкой базы. Дежурный по КПП передавал по телефону в расположение роты условный сигнал: «Параша приехала» и все свободные от службы военнослужащие мчались на перегонки на свинарник. Отбросив носком сапога настырного кабанчика от котла с отходами, мы выбирали полугнилые фрукты, очищали ножом поражённую гнилью часть плода, мыли под краном и с наслаждением поедали. Эта картина чем-то напоминала евангельскую притчу о блудном сыне, который рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи.

 

     Посылок и даже  бандеролей с сигаретами из дома получать было нельзя. Поэтому солдаты и сержанты курили сырые «Прилуки», меняли паршивый «Елец», стоимостью 6 копеек за пачку на несколько кусочков сахара-рафинада. За неделю до получки некоторые офицеры выпрашивали в курилках у солдат сигаретку. Разведчики щедро делились табачком с командиром, но при этом просили офицера, возвратившегося из отпуска с «Большой Земли»,  рассказать свежий анекдот. Денежные переводы в Германию не принимали. Месячное жалованье рядовой солдат получал 15 немецких марок, эквивалент шесть советских рублей в месяц. Сержант, чуть больше. На эти деньги надо было купить конверты для писем, шариковую ручку, материал для подворотничков, который на следующий день, когда рота была на занятиях, из  тумбочки экспроприировали «старики». Зубную пасту «дембеля» не воровали. Они просто подходили к тумбочке молодого солдата, выдавливали белую массу из тюбика на свою зубную щётку и шли далее в умывальник. Телевизор в Германии имели только офицеры. Солдатам же показывали  фильмы в клубе  на военную тематику: "Падение Берлина" или "Броненосец Потемкин». Часто также  демонстрировали: "Оптимистическую трагедию". Этот фильм я посещал раз сорок. Но так и не понял: кто из матросов домогался  тела молодой женщины – комиссара? После первых десяти минут просмотра фильма начинали закрываться глаза, и наступал глубокий сон.

 

       Часть располагалась в глухом лесу и была обнесена колючей проволокой.  В штабе военного городка не было даже бланков для увольнительных записок. Увольнение, как метод поощрения дисциплинированных военнослужащих – не предусматривалось. Краткосрочный отпуск с поездкой на Родину на 10 суток предоставлялся двум военнослужащим два раза в год: на 1 мая и 7 ноября. Эти счастливчики перед отъездом домой не могли уснуть несколько ночей.  Самая распространённая в казарме шутка была такого содержания. Дневальный у двери громким голосам кричал: <Иванов! Мама приехала и ожидает на КПП!> Ефрейтор Иванов сначала вздрагивал от неожиданности, а потом - под общий хохот сослуживцев - краснел. При коммунистическом режиме посетить сына в армии, в далёкой Германии, не представлялось возможным. Это сейчас можно на выходные слетать на Гаити. А тогда коммунистическая партия тщательно оберегала советских людей от тлетворного разложения империалистического Запада. В некотором плане условия были хуже, чем в исправительной колонии общего режима. Но больше всего угнетал в армии солдатский туалет на пятьдесят «посадочных мест» без индивидуальных кабинок. А в воскресенье - соревнования по преодолению полосы препятствий.  Хорошо хоть офицеры относились к солдатам с сочувствием и никогда не издевались над военнослужащими. Поэтому за три года не было побегов из расположения части, и никто не наложил на себя руки. Конечно, ребята по ночам иногда бегали за пивом в близлежащую деревню в немецкий гаштет, но только по согласованию со старшиной, который, на случай ночной проверки, сворачивал куклу из шинели и накрывал её одеялом на пустой койке гонца за пивом. Хозяин таверны не боялся ночных советских визитёров. Во первых посетитель был одет в спортивный костюм и китайские кеды и не имел при себе никакого оружия, а во вторых многие выучили немецкий язык на уровне: «купи- продай».

 

     Впечатления от службы в оккупационных войсках в Германии настолько сильные, что некоторые эпизоды военных будней  по-прежнему ещё снятся по ночам. Иногда во сне я покидаю борт самолёта Ан - 12 с парашютом Д-1/8 и радиостанцией, которая после раскрытия парашюта  висит подо мной на длинном лине, бегаю кроссы в противогазе, хожу строевым шагом, стреляю из автомата по мишеням, мою алюминиевую посуду на солдатской кухне.

     Весёлое было время. Однажды пьяный немецкий крестьянин поздно вечером возвращался домой и заблудился в лесу. Двигаясь на непонятные звуки работавшего локатора, он забрел на территорию советского пеленгаторного центра. Случайно разминувшись  с охраной, бауэр зашел в солдатскую казарму и улегся спать на свободную единственную койку часового, который стоял на посту. Утром непрошеный гость не встал по крику дневального: «Рота – подъем», так как не понимал русского языка и был обнаружен старшиной. Камраду принесли с солдатской кухни стакан огуречного рассола, накормили кашей и на дежурной машине отвезли домой.
Общаясь с местным населением, остаётся впечатление, что немцы прямолинейные люди и всегда действуют по инструкции, не отклоняясь ни вправо, ни влево. Инструкциями не предусмотрены никакие нестандартные ситуации. Отсюда, видимо, недостаток у них  юмора в нашем понимании.  Из-за отсутствия фантазии, гитлеровцы, во время войны, всегда возвращались тем же путём, каким шли в разведку в расположение советской оборонительной системы. Зная эту особенность, советские солдаты, обнаружив следы разведчиков, прекращали поиски нарушителей спокойствия, устраивали  "секрет" и ожидали возвращения с задания голубоглазых арийских воинов, где  и брали их в плен.

 

      Однажды нас повели на экскурсию в учреждение социальной защиты престарелых жителей Германии. В нашей стране такой пансионат называют: «Дом престарелых».

Система обслуживания и медицинского контроля  здоровья пожилых бюргеров в Германии, отработана с немецкой  тщательностью и педантичностью. Существует несколько типов таких заведений. Их основное различие в размере кошелька клиента. Отсюда и разница в комфорте, обслуживании и в качестве лечения. Элитные особняки для стариков расположены в тихих и зеленых районах крупного города, с номерами и апартаментами на одного или по желанию на двоих. Автоматизировано все, что можно автоматизировать, а на обед подается суп из трюфелей, доставленных  с юга Франции или рулет из шести сортов мяса. Такие частные приюты имеются, как рассказал мне друг из Шверина, также в западной части Германии, где пенсионеры побогаче. На территории бывшей ГДР, самые обычные приюты для престарелых: что-то среднее между больницей и общежитием. Обычные палаты на двух или трёх человек, где живут  состарившиеся внуки Герингов и Паулюсов. Распорядок дня продуман до мелочей. Трехкратное питание с ланчем. Немцы любят  побаловаться чашечкой кофе с пирожным - не забывают они и про стариков. Для поддержания их здоровья  предлагается соки и йогурт. На государственные праздники и дни рождения собирается весь коллектив и каждому - по его желанию - бокал сухого вина. Старики находятся под круглосуточным присмотром  специально обученного персонала. С ними гуляют и играют в настольные игры, делают физические упражнения и поют народные песни. Некоторым, кто в состоянии ещё делать покупки или играть в казино, выдают карманные деньги. Всё финансируется медицинскими страховыми компаниями и личными взносами клиентов. Советский человек плачет, когда видит это. Но это не слёзы радости за немецких стариков, а из жалости к нашим бабушкам и дедушкам, которые за свою долгую жизнь (голодовки, войны, коллективизации, тюрьмы, ссылки, целина, Магнитки, Днепрогэсы, БАМы) претерпели не меньше, а получили мизерную пенсию и у них нет средств, чтобы посетить  кабинет стоматолога.

 

        Когда  известный бард Владимир Высоцкий с Мариной Влади гостили в Германии, Володя тоже заплакал и спросил  Марину: «Почему побеждённые живут лучше победителей?». Иногда, по воскресеньям, пенсионеры получают и духовную пищу, причем разнообразную и на все вкусы. Стариков ублажают  миссионеры «Святых последних дней» и свидетели «Сторожевой башни», апостолы Новоапостольской церкви и адвентисты  верного остатка, лютеране, католики и даже баптисты. Но  многим постояльцам уже все равно, кто и что им проповедует и поёт. Они уже не усваивают проповедь, их поезд ушел и растворился в ночной мгле, а душа приготовилась к отделению от тела.

 

     Незаметно прошли три года службы и в моём военном билете, в штабе части, была сделана запись: «Пригоден для выполнения боевых заданий в военное время».

В последний день службы впервые за три года «дембеля» не встали со своих постелей по команде "Подъем". Комбат отправил нарушителей воинской дисциплины в наряд на кухню и в этом он был абсолютно прав. Поздно вечером  прямо  из посудомойки хлопцы уехали в крытом брезентом кузове грузовика на ж/д станцию. А на немецкой станции замполиты произвели обыск личных вещей и одежды отъезжающих на Родину военнослужащих и после обыска последовала посадка в товарный вагон для перевозки скота (вернее для перевозки победителей).

 

     Слава Богу! Мои знания и опыт военной службы не пригодились в военное время, а моими военными наградами теперь играются внуки. В период Горбачёвской «оттепели» дружные немцы кувалдами разрушили Берлинскую стену, и мир вздохнул с облегчением. Закончилась «холодная война», в которой победителей не оказалось, и танки не потребовались, а баллистические ракеты: «Кузькина мать» были порезаны на куски и отправлены в металлолом.

 

Старец Антипа. Одесса. Украина.

 

 

Просмотров: 271 | Добавил: odchurch-antipa | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017